10:33, 25 Ноября 2021Источник: ria.ru
Сергей Собянин: программа реновации в Москве идет строго по плану

О подготовке столицы к предстоящей зиме в контексте глобального потепления, нормах по уборке снега в городе, а также о сокращении числа мигрантов на стройках и среди коммунальщиков, рекордном объеме строительства жилья и развитии промзон во второй части интервью РИА Новости рассказал мэр Москвы Сергей Собянин. Беседовали Дмитрий Киселев и Дарья Еременко.

– Несмотря на то, что у нас пандемия, жизнь не останавливается, жизнь продолжается, и уже через неделю начнется зима. Премьер-министр на совещании с членами правительства особое внимание уделял этой теме. Насколько готовы Москва, коммунальные службы, система ЖКХ к предстоящей зиме?

– И я лично, и в целом наш комплекс городского хозяйства всегда уделяли этой проблеме самое пристальное внимание. Мы – северный город, и разговоры о потеплении климата не должны нас вводить в заблуждение. Сегодня потеплело, а завтра замерзло так, что мало не покажется. Поэтому мы должны быть готовы к любым катаклизмам, к любым снегопадам, к любым сложностям, перебоям, авариям. Но при этом важно их не допускать. За последние годы серьезных аварий в коммунальной системе вообще практически не было. И даже, если они происходили, то за счет резервирования их быстро и оперативно устраняли. Все системы, десятки тысяч домов, сотни тысяч километров коммунальных сетей, энергетические предприятия в течение всего летнего периода, межсезонья готовились к тому, чтобы пройти зимний отопительный сезон. Я считаю, что они готовы, все работает в плановом режиме.

– Еще одна важная тема с совещания премьера – оплата коммунальных услуг. Как с этим обстоит ситуация в Москве, платят ли жители и юридические лица в городе вовремя?

– Большинство, подавляющее большинство москвичей очень аккуратно рассчитываются за коммунальные услуги. Вы знаете, в обывательском представлении иногда такие разговоры слышишь, что пенсионеры – люди небогатые, они, наверное, нерегулярно платят за жилищно-коммунальные услуги. В действительности, наоборот, как раз эта категория всегда очень аккуратно оплачивает жилищно-коммунальные услуги. Обычно проблемы возникают с людьми, которые по какой-то причине просто не хотят. Не хотят и все. Нет у них внутренней дисциплины, нет желания, еще чего-то. Но еще раз говорю, подавляющее большинство москвичей аккуратно оплачивают эти услуги. Если взять средний платеж по городу, то оплата 100%. Кто-то немножко не доплатил, кто-то немножко заплатил авансом и так далее. И в балансе мы имеем стопроцентную оплату коммуналки со стороны населения. Среди предприятий ситуация похуже, но это тоже 90% платежей. Поэтому в Москве в принципе нет такой проблемы. Почему нет? Потому что мы работаем постоянно, для населения существуют единые платежные документы, и для тех, кто не может по какой-то причине платить, есть система социальной защиты, которая в Москве достаточно эффективна. Поэтому в целом коммунальщики могут быть довольны с точки зрения оплаты их услуг.

– Синоптики нам вновь прогнозируют в этом году снежную зиму. Как показали предыдущие годы, Москва, несмотря на любой интенсивности снегопад, не останавливается, все у нас работает. Но хватает ли имеющейся коммунальной техники, планируются ли какие-то дополнительные закупки, чтобы еще быстрее убирать снег?

– Еще быстрее, значит еще дороже, поэтому есть всегда какой-то порог. Насчет еще быстрее: можно, конечно, снежинки и на лету ловить, но сегодня Москва с точки зрения количества убранного и вывезенного снега и сроков – номер один в мире. Никто так не занимается этой проблемой. Европейцы вообще считают – ну выпал снег, ну подождем, растает, ничего с нами не случится. У нас же в Москве около 10 тысяч специализированной техники, которая в боевом режиме при первом же снегопаде начинает работать. С реагентами, к сожалению, тоже приходится иметь дело, без этого наша транспортная система не будет функционировать. Снег приходится вывозить, чтобы дать дорогу пешеходам и общественному транспорту. Это, знаете, не может быть отложено на завтра, это должно быть сделано сегодня и сейчас. Для полной уборки после снегопада нам требуется от трех до пяти дней, но то, что необходимо для обеспечения нормального функционирования города, мы делаем незамедлительно. И техники в городе, на мой взгляд, достаточно для того, чтобы справиться даже с самой сложной зимой.

– Еще один вопрос на коммунальную тематику. Москва, конечно, – очень чистый город. У нас дороги убираются моментально, даже моют их с шампунем, что вызывает восторженные отзывы наших зарубежных читателей. Но что насчет бытового мусора, который у нас ежегодно в огромных объемах накапливается? Что делается в этой области, и будет ли какая-то новая инфраструктура для сбора, переработки мусора?

– В первую очередь, раздельный сбор мусора набирает обороты. Мы стали значительно меньше вывозить мусора на свалки, а больше – отдавать на вторичную переработку. Это очень важное направление. Второе, даже при вывозе на полигоны, там производится вторичная, дополнительная переработка мусора, и само захоронение уже происходит по минимуму. Плюс к тому, с 1 января мы вступаем в новую систему, которая охватывает весь жилой сектор и коммерческие предприятия. Вводятся единый региональный оператор и единая система подрядчиков, единые тарифы в городе. Все это будет работать как единый организм. Собственно, в России уже давно прошли этот переходный период, Москва вступает немножко позднее в силу своего масштаба, сложности задачи, но я думаю, мы с ней справимся.

– Мы в этой студии несколько лет назад довольно долго обсуждали тему реновации. Москва первым, наверное, городом в России так системно подошла к проблеме ветхого жилья. И тогда было много споров, нужно – не нужно, хотим – не хотим, сейчас споров уже нет. Как вы оцениваете темпы реализации этой программы, и удастся ли ее закончить к тому сроку, как и планировалось, может быть, даже раньше?

– Задача просто гигантская, не то, что большая, а просто гигантская. Такого объема переселения граждан в новое жилье мало где в мире можно найти. Тем более, мы это делаем бесплатно. Дай Бог, конечно, справиться к 2032 году с этой задачей. Пока мы идем строго по плану. Прошли самые сложные периоды – проектирование новых районов, утверждение проектов планировок, обсуждение их с гражданами, подбор стартовых площадок, начало – то есть первый пул реновации, когда мы строим первые дома и начинаем сносить старые дома, открывать все больше и больше площадок под стройку. Возникает как бы цепная реакция, и чем дальше входишь в нее, тем больше у тебя возможностей строить, и тем больше масштаб работ. Пока мы идем по плану, в этом году план, наверное, даже будет немножко перевыполнен. Но масштаб такой, что я бы все-таки не давал каких-то необоснованных обещаний, что мы сделаем быстрее. Мы должны сделать в срок, и если это получится, то это будет вообще здорово, потому что масштаб, действительно, и сложность этой программы просто гигантские.

– Сергей Семенович, недавно вы заявили о необходимости сокращения строителей-мигрантов на стройках реновации. Как вы оцениваете зависимость от мигрантов? Насколько вы хотите сократить?

– Я считаю, что у нас производительность труда в строительстве недостаточна, и есть резерв, куда двигаться. Она ниже, чем в европейских странах, ниже, чем в Соединенных Штатах, даже ниже, чем в Турции. Поэтому, с увеличением производительности, механизации труда, использованием новых технологий строительства меньше нужно будет ручного труда. А если меньше ручного труда, то и меньше рабочей силы, и, соответственно, мигрантов. Больше квалифицированного труда, высокопроизводительного. Когда повышается зарплата, тогда и москвичи с удовольствием на такую работу придут. Что, собственно, и происходит. Доля мигрантов уменьшается, а доля россиян увеличивается. Пока она увеличивается в значительной степени за счет жителей ЦФО и частично москвичей. И резерв там еще большой. Я не хочу загадывать и говорить про цифры, но резерв большой. Главное – тенденция. Мы должны постепенно все больше и больше идти к тому, что на стройке должно быть больше квалифицированного труда, высокооплачиваемого. Тогда будет меньше мигрантов. Кстати, то же самое и в "коммуналке". Ведь у нас в крупных городских коммунальных предприятиях мигрантов практически нет. Они остались на уровне жилищных ГБУшек, где много дворницкого труда, чернового и низкооплачиваемого. Но и там, мне кажется, есть резерв, куда подвигаться.

– В Москве появляется все больше небоскребов. Как регулируется этот процесс? Каково представление о прекрасном в этой сфере? Будут ли в каждом районе появляться свои высотные архитектурные доминанты?

– В каждом районе это абсолютно не нужно. Дело не в районах, а дело в комплексной застройке. Мы сегодня все больше и больше выходим на территории промзон – брошенные и необихоженные. Конечно, на территории этих бывших промзон проектируется новое современное жилье, с большей высотностью. Но это такой вопрос, о котором спорят архитекторы и градостроители уже много десятилетий, даже веков. Что лучше – больше высотность и меньше занятой территории или, наоборот, низкая этажность, но более застроенная территория? Что лучше – более сконцентрированный город или город, который растекся на десятки километров? Это не пустые вопросы. Для нас это точно не пустые вопросы. Это вопросы повседневной работы, планирования, проектирования, подготовки градостроительной документации и так далее. Потому что Москва все равно – это город, в котором очень много строится и жилья, и не жилья. Больше 10 миллионов квадратных метров недвижимости вводится в Москве. Сейчас еще больше. Это большой объем в год. Поэтому, конечно, надо планировать так, чтобы было комфортно и новоселам, которые переезжают в новое жилье, и всем остальным москвичам.

– В Москве реализуется еще одна масштабная программа – "Индустриальные кварталы". Как известно, планируется привлечь туда инвестиции в комплексное развитие территорий порядка триллиона рублей. Как продвигается эта программа, и охотно ли идут туда инвесторы?

– Инвесторы сами по себе, если брать владельцев этих площадок, не идут совсем. Им это не надо, они сидят на этих площадках, потирают ручки, смотрят за ростом стоимости их земли, активов. И смотрят, кому бы подороже перепродать. Нас эта ситуация не устраивает. Мы считаем, что промышленные территории должны развиваться комплексно, и никто не должен спекулировать на этой земле. Поэтому с помощью федерального закона мы вводим так называемое комплексное развитие территории, на основе которого по кадастровой стоимости выкупаем недвижимость у собственников, проектируем комплексную застройку, включая создание рабочих мест. Затем выставляем или на аукцион, или на конкурс, привлекаем инвесторов для того, чтобы комплексно их обустраивать. И там как раз появляются, как вы сказали, индустриальные кварталы, кварталы смешанной застройки. Важно, чтобы, осваивая промзоны, мы не потеряли потенциал, связанный с экономическим развитием, с созданием качественных рабочих мест. На сегодняшний день мы наметили сотни гектаров промышленных территорий, которые должны постепенно превращаться в современные комплексные кварталы, чтобы жители могли работать и жить примерно в одном районе. Чтобы они каждое утро не думали о том, что им надо ехать за десятки километров в другие районы, в центр города, создавая маятниковую миграцию, создавая пробки, проблемы с экологией и комфортом проживания. Очень важно город развивать комплексно, чтобы не было какой-то мононаправленности, это ни к чему хорошему не приведет.

– Известно, что жилье в Москве дорожает. Даже в Новой Москве один квадратный метр уже стоит порядка 200 тысяч рублей. В какой степени вас волнует эта проблема? И какие решения?

– Она волнует, конечно, всех, и москвичей, в первую очередь. Потому что у кого-то есть квартира, у кого-то нет. Подрастает молодое поколение, разъезжаются семьи. Спрос на жилье в Москве большой. Но и предложение увеличивается. Мы за последние годы удвоили количество вводимого жилья.

– За последние годы – это за какие?

– Последние три года.

– За три года удвоили?

– Скажем, не за три года, оно постепенно повышалось. Если посмотреть статистику с 2012 года по 2014–2015 годы, мы вводили около трех миллионов квадратных метров, в этом году ввели шесть миллионов. Это рекорд за всю историю Москвы. Поэтому объем предложения вырос, но и спрос растет, во-первых. Во-вторых, хорошие условия ипотеки, льготная ипотека тоже дала толчок. И немаловажный фактор, конечно, межрегиональная миграция. Речь идет даже не о мигрантах из ближнего или дальнего зарубежья, которые приезжают в Москву, оседают и покупают жилье. Это – россияне, которые сначала перемещаются в Московскую область, из Московской области в Москву. Вот в Новой Москве, о которой вы сказали, строится достаточно много жилья, но процентов 40 там покупают иногородние. Шестьдесят процентов – москвичи, а 40 – иногородние. А внутри МКАДа процентов на 80 покупают жилье москвичи. Поэтому если просто так строить и наращивать жилье, это может привести к тому, что мы будем вбирать все больше и больше приезжих из других регионов, и город будет уплотняться и расти. Здесь нужна сбалансированная история. Если мы построим очень много и обрушим рынок, сделаем жилье совсем небольшим по цене, то боюсь, что мы будем прирастать не на миллион человек за 10 лет, а по два – по три. Нет ограничений сегодня, никто не придумал, как ограничить межрегиональную миграцию. Ни пропиской, никакими ограничениями это невозможно. Это невозможно было сделать даже при сталинском режиме. Тем более, невозможно сегодня с нашей рыночной экономикой и свободой передвижения граждан. Поэтому все равно должна быть сбалансированной история.

– Задача все-таки ограничения миграции стоит?

– Внешней миграции, из-за границы. Конечно, нужно ее замещать и создавать квалифицированные места в Москве. Поэтому, когда мы говорили о промзонах, мы же не просто создаем там рабочие места абы какие, не гигантские швейные фабрики, куда надо приглашать людей из Средней Азии. Нет. Мы говорим о том, что создавать надо технопарки для высококвалифицированных людей. Высокотехнологичное производство или какие-то качественные услуги для граждан, где бы заработная плата была высокая.

Мы создаем технопарки, даем им льготы, а льгота обусловлена тем, что заработная плата работников не должна быть ниже средней по городу. Если она падает, значит предприятие лишается льгот. То есть, мы стимулируем создание высококвалифицированных, высокооплачиваемых мест для москвичей. Мы не стремимся просто нагнать рабочую силу ради того, чтобы отчеты написать о создании рабочих мест, которые не нужны для москвичей. Так не работает система, так она не должна работать.

Первую часть интервью читайте здесь

Вернуться в раздел Новости Москвы